Толстой Лев Николаевич

Лев Николаевич Толстой в Оренбургском крае.

Неоднократно бывал в пределах Оренбургского края и однажды в самом Оренбурге  великий русский писатель Лев Николаевич Толстой. Первая поездка в этот край относится к началу 60-х годов. В то время толстой с увлечением занимался школьным делом: основал в Ясной поляне и других окрестных селах школы  для крестьянских детей и издавал педагогический журнал «Ясная поляна», в которой делился с читателями новаторским опытом своей педагогической деятельности. Одновременно он вел большую работу на выборной должности мирового посредника в Крапивенском уезде Тульской губернии. Работа эта протекала в постоянной борьбе с местными помещиками, так как Толстой защищал интересы крестьян, обманутых земельной реформой.

Переутомив себя напряженной деятельностью по школам и посредничеству, а также не прекращавшейся творческой работой, Толстой почувствовал серьезное недомогание и по совету врачей в мае 1862 года поехал на кумыс в заволжскую степь.

В эту поездку он взял с собой слугу Алексея Орехова и двух крестьянских мальчиков - Василия Морозова и Егора Чернова, из числа тех «сорока маленьких мужичков» (как он их называл), которые составляли его яснополянскую школу. Остановился Лев Николаевич Толстой в селе Каралык, в 130 верстах от Самары.

Между тем, пока Л. Н. Толстой набирался новых сил в степи, дома у него произошла большая неприятность - обыск в его доме. Получив письмо из дома, Толстой покинул Каралык и в конце июля прибыл в Ясную поляну.

Летом 1871 г. От усиленных занятий (в частности, по изучению греческого языка) здоровье Толстого и его самочувствие снова ухудшились настолько, что перед ним встал вопрос о поездке на кумыс.

В эту поездку Толстой взял с собой шурина Степана Берс (в то время 16-летнего юношу) и слугу Суворова. Степь на этот раз полюбилась Толстому, а край настолько заинтересовал, что он стал присматривать участок земли для приобретения в собственность. Подходящий участок  нашелся недалеко от Каралыка. Толстой был готов купить имение - дело было за согласием жены. Софья Андреевна была настроена скептически относительно удобства жить в сухом и безлесном крае.

В конце июня Лев Николаевич съездил в Бузулук на ярмарку («петровскую»).  В письме от 29 июня он сообщал жене: «Пишу из Бузулука. Это верст 90 от нас. Мы проехали сюда со Степой вдвоем, переночевали и нынче, 29 вечером едем домой. Поездка очень удалась... ярмарка очень интересная и большая. Такой настоящей, сельской и большой ярмарки я не видал еще. Разных народов больше 101, табуны киргитзских лошадей, уральсктх, сибирских».

Выдержав шестинедельный курс лечения кумысом, и восстановив свое здоровье, Толстой возвратился в Ясную поляну. Там окончательно решил купить в Бузулукском уезде 2500 десятин земли, и в августе того же (1871-го) года съездил в Москву для совершения купчей крепости.

На купленной земле Толстой завел хутор на реке Тананык (пересыхающий приток Бобровки, впадающей в реку Бузулук). В письмах, посылаемых отсюда, он так обозначал место их отправления: «Хутор на Тананыке».

Так возникло «самарское имение» Л.Н. Толстого, куда он довольно регулярно стал наезжать в летние месяцы

В 1876 году в сентябре, Толстой предпринял деловую поездку в Оренбург - для покупки лошадей. Спутником Толстого был на этот раз его племянник Н. В. Толстой. По обыкновению приехали они сначала в Нижний, оттуда спустились на пароходе до Самары, но дальнейший путь, точнее способ его передвижения, обещал быть необычным. Как раз к этому времени была закончена постройка железной дороги Самара - Оренбург, и в ближайшие дни по ней должно было открыться пассажирское движение. В письме от 4 сентября Толстой писал жене с парохода: «Говорят, что в Оренбург ездят по чугунке, и может быть, я поеду...».

7 сентября Лев Николаевич прибыл, наконец, в Самару, откуда кратко сообщал жене: «Нашел Боля, он устроил мне билет по железной дороге в Оренбург, и мы едем нынче, 7-го вечером...».

Таким образом, Л. Н. Толстой был одним из первых пассажиров на только что открывшейся тогда Оренбургской железной дороге.

Весной 1878 года Толстой прикупил у соседа по самарскому имению барона Бистрома новый участок земли в 4000 десятин. На этой территории возник новый хутор - «хутор на Моче», на речке, вытекавшей из отрогов Общего Сырта близ границы Николаевского и Бузулукского уездов Самарской губернии.

В июне 1878 г. Лев Николаевич с сыновьями Ильей и Львом через ст. Богатое Самаро-Златоусовской (ныне Оренбургской) железной дороги снова прибыл в свое самарское имение, а некоторое время спустя туда же приехала и Софья Андреевна с остальными детьми. Это было последнее лето, когда в самарском имении Толстого собралась вся его семья.

В конце 70-х годов уже вполне созрел известный перелом во взглядах Толстого на жизнь, не ее нравственные основы и общественные отношения. Положение помещика-землевладельца начинает тяготить его, вкус к хозяйству заметно падает. Он перестает ежегодно бывать в своем самарском имении, полагаясь во всем на управляющего, после 1878 года посетил его всего два раза: в 1881 и в 1883 гг.

 Летом 1881 года Лев Николаевич съездил в самарское имение всего лишь на месяц (вместе со старшим своим сыном Сергеем), и уже в эту поездку у него возникает мысль о постепенном свертывании заволжского хозяйства. «Насчет хозяйства - писал он жене, - мы оба с Бибиковым находимся в совершенной нерешительности. Прекратить ли посев совсем, оставив лошадей, или продолжать, или прекратить совсем и уничтожить лошадей... Я думал и так и сяк, и не знаю, на что решиться».

Летом 1883 года Толстой еще раз съездил в свое самарское имение. Поездка эта (десятая по счету) оказалась последней и, так сказать, ликвидационной.

Зная, что он больше не вернется в оренбургские степи, Толстой на прощанье сделал краткие записи картин природы и наблюдений над жизнью башкир - для будущих художественных произведений. Записи эти, вероятно, были использованы им в известных народных рассказах«Много ли человеку земли нужно?» и «Ильяс», где изображены  быт и нравы башкирского народа.

Из других произведений Толстого, отразивших  в известной мере его «оренбургские» впечатления, можно указать на повесть времен польского восстания 1830 года «За что?», трагический финал которого развертывается в Уральске, куда герой повести попадает в ссылку.

Кроме того, есть основания полагать, что наблюдения Толстого над теми интеллигентами, с которыми он общался, бывая в самарском имении(одни из них жили в соседних селах под надзором полиции, другие приезжали в эти места на кумыс, иные живали  у самого Толстого в его имении), дали ему известный материал для портретных зарисовок в последней части «Воскресенья», где выведены революционеры. Так, относительно Лазарева из села Грачевки Сергей Львович (сын Толстого) свидетельствует: «Отец впоследствии вспоминал о Лазареве, когда писал «Воскресенье». На Лазарева из села Грачевки похож Набатов».

Таковы непосредственные литературно-творческие результаты заволжских поездок Льва Толстого.



За что?